Присоединяйтесь к нам

Свяжитесь с нами (наш номер в мессенджерах: + 7 (921) 446-25-10)
×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

Тарабакин: фондовый рынок Украины будет перезапускаться через государственные облигации

20 апреля 2015 | Интерфакс-Украина

Эксклюзивное интервью члена Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦБФР) Дмитрия Тарабакина информационному агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Что еще можно сказать о рыночной инфраструктуре? По этому поводу высказывалась идея, что раз уж у нас Национальный депозитарий (НДУ) и Расчетный центр (РЦ) контролируется государством, то давайте добавим ему еще биржу и сделаем, по польской модели - холдинг.

Ответ: Это один из вопросов, о котором я говорил с самого начала, и у нас еще идут дискуссии. Хотя, у меня все равно есть некоторые сомнения по поводу эффективности государства как собственника, даже при том, что я на него работаю.

Вопрос: Даже проработав на польском рынке?

Ответ: Есть разные государства. Я не верю в то, что мы сейчас можем эффективно это сделать. Мне кажется, что какую-то долю можно иметь, но я не понимаю, для чего государству сейчас доля в бирже?

Вопрос: Наверное, для гарантии инвесторам, или нет?

Ответ: Но у нас и так есть доля государства в НДУ, в РЦ. Теоретически, какую-то долю мы можем иметь в бирже. Но, пять-таки, в какой? Мне кажется, что сейчас преждевременно этим заниматься и говорить на эту тему. Мы имеем одну-две рабочие биржи, поэтому сейчас задача стоит не столько биржами заниматься, сколько пост-трейдингом. Нам необходимо организовать наш НДУ, который работает пока на такой "советской солярке" и его программное обеспечение не соответствует тем ожиданиям, какие мы хотим иметь от него спустя пару лет. У нас также уникальная ситуация с РЦ, где непонятно, что это - расчетный банк или это CCP (клиринг с участием центрального контрагента – ИФ). Это какое-то украинское ноу-хау вышло. К счастью, есть хорошее взаимопонимание с Национальным банком. Они говорят, чтобы мы готовили инфраструктуру, а они готовы передать учет ОВГЗ в НДУ. Но, сегодня стоит вопрос, готов ли НДУ к этому? В связи с этим у нас есть ключевая задача, в первую очередь, подготовить НДУ, для того, чтобы можно было передать ОВГЗ, так как мы верим в то, что фондовый рынок, наверное, будет перезапускаться через государственные облигации. В этом вопросе мы можем привлечь внимание и Кабмина, и президента, чтобы сказать им, что нам необходим рынок в Украине. Ведь если заходить с рынком акций или деривативов, пока нас вряд ли там услышат. Но рынок облигаций, если стабилизируется курс, будет одним из первых, куда пойдут деньги. Кроме того, это хороший инструмент, чтобы "откатывать" инфраструктуру.

Поэтому принципиально важно правильно организовать НДУ и решить, что мы будем иметь? Мы будем иметь CCP из РЦ, и будем делать отдельно расчетный банк, или клиринг перейдет на биржи, и биржи будут этим заниматься, а РЦ станет исключительно расчетным банком, который необходимо будет капитализировать.

Мы надеемся, что кто-то из международных финансовых организаций зайдет к нам в инфраструктуру. Отмечу, что идут уже переговоры с некоторыми такими структурами. Хочется верить, что мы кого-то из правильных стратегов все-таки приведем в инфраструктуру, поскольку делать украинский велосипед нет никакого смысла. Мы потратим на это много времени, при том, что у государства нет на это денег, а в итоге получим какую-то "Ладу". Какой смысл делать "Ладу"?

Инфраструктура, как по мне, должна быть эффективной. У нас в ближайшие годы еще не будет больших объемов, поэтому есть время все подготовить. Но все же, должна быть гибкость, и там должен быть какой-то известный игрок, желательно с рейтингом, чтобы на него открыли лимиты, поскольку без этих лимитов нам будет сложно перейти.

Вопрос: Вы затронули тему, как перезапустить рынок. Прежняя власть пыталась запустить товарный рынок, товарные биржи?

Ответ: Насколько мне известно, то их в Украине более 500. Закон о деривативах является одним из базовых законопроектов, который у нас в повестке дня. Он не номер один, но он и не номер пять. Я скажу честно, сам его не читал, но люди, которые с ним ознакомились, и которым я доверяю, говорят, что он где-то на 80% готов, что его необходимо просто доработать и принять. Я знаю, что есть несколько международных программ, которые сейчас работают со складскими расписками, пробуют стандартизировать все это, ведь инфраструктура у нас есть. Французы же сделали, я не понимаю, почему мы не можем. Рынки у нас сопоставимы по объемам и есть понимание, что это свободно можно реализовать.

Вопрос: То есть, теоретически это возможно?

Ответ: Да, это возможно. Но мы определенно считаем, что это является деривативами и должно регулироваться исключительно Нацкомиссией по ценным бумагам. Если мы начнем придумывать, что это товарные взаимоотношения и прочее, у нас снова будет бардак.

Вопрос: Раньше за этот рынок боролись Минагропрод с МЭРТом. А как сейчас обстоят дела?

Ответ: У нас к счастью с нынешними составами и МЭРТ и Минагропрода есть четкое понимание, что каждый должен заниматься своим делом. В целом, амбиция такая есть, но все же, ОВГЗ первые. Это та "кровь", которую мы должны дать экономике. Это будут первые шаги рефинансирования, которые дадут инструмент монетарной политики Нацбанку. Также это тот уровень проблемы, которым мы можем привлечь внимание, иначе будем там где-то "под микроскопом" бегать и нас никто не увидит. Поэтому, первично – облигации. Было б хорошо, если бы пришел рынок валюты, но мы понимаем, что это есть специфика, и можем какое-то время подождать. Дальше будут акции и затем, думаю, может одновременно деривативы и валюта. Это то, что нам необходимо объединить и это станет нормальной базой для того, чтобы и перезапускать пенсионную реформу, и перезапускать рынок.

Как говорил О.Бендер: "Если в стране бродят денежные знаки, то есть люди, у которых их много". Все равно необходимо эту культуру, что средства должны инвестироваться дома, то есть внутри страны, снова восстанавливать в Украине. Конечно же, после такого количества девальваций и всего произошедшего, это будет не просто. Но, во-первых, не так просто стает инвестировать заграницу – сейчас существуют всякие проверки, открыть заграницей у нормального брокера счет, это совсем не просто, и не для каждого, поэтому будет спрос на нормальные продукты внутри страны, которые были бы с валютным хеджем, если необходимо, и нормальной ликвидностью. Это работало на всех рынках, меня никто и никогда не убедит в том, что это должно было работать в Бразилии, и не будет работать в Украине.

Вопрос: Но это, возможно, только если рынок очень мал?

Ответ: Но мы не подпадаем под определение малого рынка.

Вопрос: Мы достаточно большой рынок?

Ответ: Конечно. И, кроме того, у нас есть амбиции сделать какой-то инфраструктурный проект. Мы ранее, с моим бывшим коллегой - Андреем Пивоварским, министром инфраструктуры, это обсуждали. Есть очень интересный эксперимент, который провел Сингапур. Одним движением им удалось убить трех зайцев - подтолкнуть и свой фондовый рынок, и неповоротливую железнодорожную систему, и начать пенсионную реформу. Они что сделали: сначала корпоратизировали железную дорогу, затем провели IPO этой корпорации, третье - позволили ее корпоративному пенсионному фонду покупать акции на льготных условиях.

Я не помню, сколько сотен тысяч человек или просто тысяч человек приняли участие в этом IPO. Но, на самом деле, это очень интересный социальный ход, ведь чем больше граждан являются акционерами железной дороги, тем меньше недовольных ростом цены на проезд. То есть, если это есть компания, которая становится прозрачной, она нормально управляется и выплачивает дивиденды, она есть крупной по объему и социально важной, то фактически они из железнодорожного проекта запустили несколько вещей - государственное корпоративное управление, пенсионную реформу, они дали на биржу большой инструмент и они фактически сделали союзниками тех жителей Сингапура, которые были недовольны повышением цены на железнодорожные перевозки. Но ведь это могут быть и бизнесы, которые занимаются перевозкой товаров. То есть, ты фактически даешь возможность и бизнесу, и людям стать бенефициариями того, что что-то где-то дорожает, ты на этом можешь как-то зарабатывать, компенсировать.

Поэтому есть такая идея, и в рамках Украины ее можно реализовать. Думаю, мы легко можем получить около полумиллиона акционеров, больших и меньших.

Вопрос: Такими же проектами, условно говоря, могут быть и "Энергоатом", и "Укргидроэнерго"?

Ответ: Нет, это именно вот такой инфраструктурный проект. Следуя такой логике, если бы правильно сделали, мог бы стать в свое время "Укртелеком", но у нас все пошло не так. Может быть, "Укрзализныця", но для этого нужна сильная политическая воля. Это необходимо действительно захотеть и нанять топ-менеджмент, дать людям опцион на определенный процент акций и сказать им: вот у тебя есть марафон на три-четыре года, если ты его пробежишь, в конце ты должен стать миллионером или мультимиллионером - если правильно пробежишь. Отмечу, это очень серьезный проект, который бы имел огромное влияние как на рынок, так и на страну в целом.

Вопрос: Чтобы закончить по биржам, не сильно ли распыляются торги на три биржи, где более-менее есть рыночные акции, или это проблема?

Ответ: Это проблема с точки зрения регулирования сейчас. Но думаю, что через некоторое время мы выйдем с конкретными идеями, тогда много вещей станет на свое место.

Вопрос: Является ли сдерживающим фактором для развития некоторых бирж наличие в составе их акционеров "Московской биржи"?

Ответ: Небольшая проблема есть. В правительстве действительно не воспринимается биржа с названием "Московская" и такой с большой долей. Это - с одной стороны. Но с другой стороны, хочется верить, что у нас проблемы - не с Россией, а у нас проблемы с конкретными людьми в России, и, возможно, ставить полностью крест на этих вещах было бы тоже не совсем правильно. Поэтому есть такое видение, что, наверное, было бы правильно сократить их долю, хотя бы до 25%, и на эту долю запустить какою-то международную финансовую организацию (МФО).

Вопрос: Как дополнительную гарантию от политического давления?

Ответ: Да, поскольку необходимо признать, что они имеют очень качественный программный продукт. Он есть как раз таким - кондовым, недорогим, в то же время он проверен столькими кризисами. Кроме того, над этим программным продуктом в Москве ежедневно работает порядка 400 программистов, чтобы его поддерживать и дописывать. Все равно нам придется где-то что-то брать, у них или не у них. Возможен, конечно, вариант, что мы приглашаем сюда кого-то на уровне Deutsche Börse, он приходит со своим продуктом. Но тогда этот продукт должен быть интегрирован и в клиринговую, и в депозитарную систему. То есть, существует несколько вариантов, и мы оба видим возможными.

Я чем больше об этом думаю, тем больше убеждаюсь: биржа - это первичное. Если начинать с инфраструктуры, может произойти так, что сделают красивый ресторан, где все - привлекательно выглядит, везде чисто, но там пусто. В то же время рядом находится обычная "кафешка", там стоит такая очередь, что нельзя попасть. Так вот, нам не нужен пустой ресторан, чтобы он красиво выглядел. Пускай он будет обычный, но лучше, чтобы там были люди, это должно быть комфортное место, куда люди будут ходить, а не просто стоять и смотреть.

Более того, если проследить историю бирж, то что такое биржа - это место, где собирались люди, а уже потом, где они рассчитывались и что-то поставляли. Поэтому думаю, если мы не учтем этот момент и начнем заниматься инфраструктурой, то мы, может быть, все сделаем правильно, но будем иметь пустой ресторан.

Пускай биржа сегодня небольшая, но от нее будет строиться все остальное и это не зависит от того, какая у нас там будет модель. Ведь у нас есть разные варианты, в том числе возможно объединение УБ с ПФТС и заход туда кого-то, уже в объединенную биржу. Не исключено также, если мы не договоримся, что проще будет сделать что-либо с нуля - такой вариант также никто не отбрасывает. Напомню, что уже была попытка это сделать, тогда не сработало, я лично возглавлял переговоры и помню этот процесс. Так часто бывает, когда ты объединяешь ежика с черепахой - логика работает, цифры работают, но есть что-то, что не работает, такое также может случиться.

То есть, в целом мы сейчас открыты для разных идей. Надеюсь, что вскоре покажем переработанную программу развития и, думаю, в рамках этой программы как раз и начнутся все дискуссии, и они будут не простыми.

Вопрос: А Варшавская биржа, она уже "поставила крест" на Украине? Я видел, что они списали свою долю в "Инэксе" (Киев, ранее – Донецкая фондовая биржа).

Ответ: Да.

Вопрос: И пока интереса у них нет?

Ответ: Интерес к Украине у них есть. Я лично знаком с главой биржи, он мой бывший коллега, еще по Wood&Co, - Павел Тамборский. Насколько я понимаю, интерес не исчез, но нам необходимо…

Вопрос: …также что-либо показать, чтобы им было интересно.

Ответ: Да, и вопрос в том, взять сюда какую-то биржу или все-таки взять финансы и ноу-хау. Ведь не факт, что сразу приход стратегической биржи - правильное решение. Возможно да, возможно, и нет.

Вопрос: Тем более, что они, возможно, слишком близко к нам. Им, вероятно, будет более интересно перетянуть биржевой рынок к себе?

Ответ: Да, здесь может быть конфликт интересов. Но поляки нам очень близки, у них есть немалый интерес к нам. Я считаю, что может быть значительная синергия, поскольку нашу юрисдикцию в ближайшие три-пять лет мы вряд ли подтянем к уровню Польши. Поэтому идея двойного листинга и использование их площадки для regulated market - для денег, которые к нам не могут прийти по определению, существует. Как известно, у них произошли изменения – портфель гособлигаций был передан в государственный пенсионный фонд и значительно либерализировались возможности пенсионных фондов инвестировать за рубеж, в связи с чем активы в пенсионных фондах сократились почти наполовину, они получили больше свободы работать за рубежом. Ведь чем раньше был интересен для эмитентов польский рынок? Тем, что он был закрытый. Возможность такая была (для инвестирования за границу – ИФ), но она была крайне ограниченная – пенсионным фондам позволяли инвестировать до 5% средств, при этом негласно, думаю, это не очень приветствовалось. Теперь им необходимо повысить этот уровень едва ли не до 30%. Это конечно будет проходить постепенно, по-моему, сейчас до10%, но со временем они намерены разрешить инвестировать в пределах ЕС до 30% активов фондов.

Ранее польский рынок, как говорят, не был интересным для инвесторов, но он был интересным для эмитентов. Но с этого года фактически он перестает быть закрытым и становится менее интересным для эмитентов. Отныне будет реальная конкуренция между Варшавой и Лондоном - компаниям будет основание задуматься, куда идти, поскольку затраты могут отличаться не столь сильно, но преимущества могут отличаться в разы.

Вопрос: Возвращаясь к "АП Секьюритиз", что может сделать Комиссия, чтобы избежать подобных скандалов?

Ответ: Во-первых, надеюсь, что с проверками мы наведем порядок. Также мы пересматриваем положения и внутренние документы. И, наверное, будут изменения в законодательстве об основаниях для приостановки лицензий, поскольку сейчас "пока гром не ударит", мы ничего не можем сделать. То есть, пруденциальная часть НКЦБФР, именно надсмотра, она как раз в сфере моей ответственности. Это та тема, которую мы будет активно развивать.

К тому же, мы намерены ужесточить регулирование существенного участия, а также работаем над тем, чтобы по аналогии с банками и биржами проводить согласование руководителей. Есть и другие идеи, которые планируется внедрять, чтобы хоть как-то контролировать, кто приобретает, кто руководит и пр. Кроме того, определенные действия проходят на уровне НДУ, поскольку регулирование доступа к электронному ключу также должно более жестко контролироваться. Кстати, что касается, "АП Секьюритиз", то Комиссия уже аннулировала лицензию депозитарного учреждения.

Вопрос: А согласование руководителей? Биржи сейчас согласовывают точно. Кто еще будет?

Ответ: Торговцы и КУА не согласовываются, но будут согласовываться.

Вопрос: Но пока только профессиональные требования?

Ответ: Сейчас уже немного по-другому. При регистрации инвестфонда установлена планка, выше которой обязательна регистрация только через собеседования. У нас уже есть варианты.

Вопрос: С основным инструментом понятно – ставка на ОВГЗ. Понятно также с основным элементом инфраструктуры – то есть, биржи. А вот кого вы видите основным инвестором в ближайшие годы?

Ответ: В большинстве нормальных рынков, даже если брать БРИКС, это соотношение почти одинаковое, в частности, по инвестициям 50-60% - это иностранные средства, но по объемам торгов 60% - местные деньги. То есть, иностранцы в основном больше в объеме, но они больше держат, тогда как местные деньги меньшего объема, но они более мобильны. Это то соотношение, которое мы, в конце концов, также должны получить, и мы уже говорили, что одним из источников является пенсионная реформа. Кроме того, как только мы приблизимся к понятию regulated market, это откроет Украине доступ ко многим международным фондам, которые не могут сюда прийти, поскольку с их точки зрения здесь отсутствует какое-либо понятие рынка.

Вопрос: Также есть вопросы относительно зоны АТО и Крыма. Как там обстоят дела с регулированием?

Ответ: До сих пор у нас не запрещено обращение крымских ценных бумаг. Но этот вопрос уже обсуждался на комитете, он будет вынесен на заседание Нацкомиссии.

Вопрос: А по Донбассу?

Ответ: Что касается Донбасса, то есть проблема на уровне Кабмина. Правительство обещало распоряжение, в котором должен быть определен перечень населенных пунктов, где проходит АТО. Они его сделали, но через два дня упразднили.

Вопрос: Но ведь сейчас есть какой-то перечень?

Ответ: Не совсем. Ведь существующий документ, который указывает полностью или частично территории, где не действует украинская власть, со сносками на распоряжение Кабмина по определению зоны АТО. Комиссия, еще предыдущим составом, приняла правильное решение. Они вообще запретили любую депозитарную деятельность, ссылаясь на вот это распоряжение. Но поскольку его отменили, получилась несколько пикантная ситуация, поскольку положение мы написали, действия по депозитарной системе остановили, но самого распоряжения нет. Сейчас мы пытаемся получить какой-то документ, работаем с СНБО и Кабмином, поскольку у нас формально нет АТО в Украине, потому что нет ни одного документа, который удостоверил бы, что в этом населенном пункте проводится АТО. Комиссия сделала запрос. Скоро увидим, чем все это закончится.

Вопрос: Получается, что донецкие компании сейчас могут работать на рынке?

Ответ: Депозитарные - нет, остальные лицензии формально есть. Но мы рекомендовали всем перерегистрироваться на территорию вне АТО. Некоторые компании уже сделали это, например, кто-то в Мариуполь переехал. Также Комиссия перенесла свое территориальные отделение из Донецка в Мариуполь. У нас такой: мы можем позволить проводить лицензируемую деятельность на территории, где не можем контролировать, как она осуществляется. Но не все так просто, Встречаются ситуации, когда компании пишут о намерении провести собрание акционеров, которое формально ничем не запрещено, поскольку нет соответствующего распоряжения Кабмина. Мы надеемся, что будет какая-то юридическая поддержка, поскольку здесь все нужно смотреть по сути, нельзя по форме.

Вопрос: К эмитентам есть какие-либо ограничения? Вот, к примеру, Алчевский меткомбинат, что с его акциями?

Ответ: Его акции пока есть.

Вопрос: Но биржи их исключили из индексов?

Ответ: Нет, они есть, также как и "Донбассэнерго", остаются в индексе.

Вопрос: Для каких-либо решений вам необходимо решение правительства?

Ответ: Да, необходимо, и тогда мы сможем хоть что-либо сделать. А сейчас мы пока не позволяем проводить на той территории собрания акционеров, поскольку не можем отправить туда своего представителя и не можем подтвердить легитимность этих собраний.

Вопрос: Если вернуться к теме Крыма, по Крыму вы вообще все запретили?

Ответ: Будет запрещено обращение всех эмитентов. Те, кто перерегистрировался, их ценные бумаги продолжат торговаться, а те, кто не перерегистрировался, нет. Мы понимаем: есть несколько компаний, которые могут от этого пострадать. Но мы также понимаем, что сможем быстро возобновить обращение их ценных бумаг, если они нам объяснят, что мы сделали что-то неправильно.

Вопрос: Вы как то общаетесь с российским регулятором? Он взял к себе на учет крымские ценные бумаги?

Ответ: Мы видели, что некоторые компании с АР Крым уже имеют российские лицензии. Мы до сих пор лицензии у них не забрали, хотя это один из вопросов, который сейчас детально изучается.

Вопрос: Эмитентов также?

Ответ: С эмитентами будет проще, мы сейчас остановим, и все. То есть, если мы знаем, что какие-то компании перерегистрировались, например, энергокомпании. Прежде всего, для них важно было перерегистрироваться, поскольку они здесь берут электроэнергию и туда поставляют. Формально это выглядит странно: компания - здесь, активы - там. Тем не менее, они требования законодательства соблюли, поэтому если они зарегистрированы здесь как плательщики налогов, что мы можем сделать?

Вопрос: Получается своего рода иностранный инвестор?

Ответ: Да, иностранный инвестор. Мне известны факты, когда люди хотят и проценты платить, непонятно, как, но как-то хотят.

Вопрос: "Крымэнерго"?

Ответ: Без названий сейчас, но хотят исполнять свои обязательства.

Вопрос: В то же время для этого уже необходимо какое-либо разрешение, для подобных внешних расчетов?

Ответ: Технически эмиссия была осуществлена в Украине, а не за рубежом. Сертификат есть в НДУ, никаких вопросов не должно возникать. Да, активы не здесь, но выпуск здесь.

Вопрос: Да, но "окно" для вывода средств существует, как бы для расчета по купону, но что там будет в действительности, проследить сложно.

Ответ: Да, есть такое. Но, во всяком случае, компании, которые к нам обратятся, аргументировано объяснят свои намерения и это будет иметь смысл, то мы не понимаем, почему бы это не позволить.

Вопрос: Акционерам этих компаний, возможно, следует обращаться к российским властям с исками. Что вы им советуете?

Ответ: Наверное они будут составляться свои реестры, и, скорее всего, там будут делать что-то свое.

Вопрос: То есть, вы не в курсе?

Ответ: Нет.

Вопрос: Мы знаем, что государство сейчас судится.

Ответ: Да, государство судится. Там есть еще крымские облигации. Вопрос не закрыт, крымский долг.

Вопрос: Государство по нему еще не рассчиталось?

Ответ: Они деньги собрали, но им в последний момент не позволили их выплатить. То есть, деньги там были аккумулированы, по бюджету все сделано, но деньги не выплачены.

Вопрос: Кредиторы - украинцы?

Ответ: Да, но и иностранцы там тоже есть.

Вопрос: То есть, государство судится, компании судятся и вероятна ситуация, когда акционеры будут судиться - акционеры и должники?

Ответ: Могут, да.

Вопрос: Вы будете предоставлять им какую-либо помощь или вам такая команда пока не поступала?

Ответ: Еще нет.

Вопрос: По программе как бы все уже сказано. Когда НКЦБФР планирует ее представить?

Ответ: Надеюсь, вскоре мы завершим внутренние обсуждения и сделаем ее публичной. (Комплексная программа развития финансового рынка Украины на 2015-2020 гг. представлена 27 марта 2015 года – ИФ).

Вопрос: Ваши взаимоотношения в четырехугольнике НКЦБФР-НБУ-Нацкомфинуслуг-Кабмин также, кажется, уже полностью обсудили?

Ответ: По четырехугольнику пока нам очень комфортно, во всяком случае, на уровне Нацкомиссии и Нацбанка. С Нацкомфинуслуг я лично не сталкиваюсь, но есть коллега, который работает по фондам, – Александр Панченко, член Нацкомиссии. Он с ними общается и я вижу, что там идет конструктивный разговор.

Вопрос: Распределение полномочий в Нацкомиссии. Могли бы вы уточнить, кто за что отвечает?

Ответ: По полномочиям: инфраструктура, методология, пруднадзор и саморегулирующиеся организации (СРО) - за мной, Александр Панченко - это ИСИ, налоги и информационное обеспечение, Игорь Назарчук - юридические вопросы, Юрий Буца - корпоративные вопросы.

Вопрос: Чере

Организация: Украина

Полное название организацииУкраина
Страна рискаУкраина

Поделиться:

Похожие новости:
×