Присоединяйтесь к нам

Свяжитесь с нами (наш номер в мессенджерах: + 7 (921) 446-25-10)
×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

Системные администраторы. Украинская банковская система оказалась не готова к кризису

19 марта 2009 | "КоммерсантЪ-Украина"

Украинская банковская система оказалась не готова к кризису. По оценкам первого заместителя председателя НБУ Анатолия Шаповалова, с начала кризиса из банков уже изъято более 80 млрд грн. Это привело к массовым неплатежам, а многие кредитные учреждения находятся на грани объявления дефолта по взятым обязательствам. Чтобы выжить, банки должны восстановить доверие к себе со стороны клиентов и рассчитывать на осторожную и взвешенную политику НБУ. Первым таким шагом регулятора участники рынка считают решение Нацбанка продавать заемщикам валюту по льготному курсу.

Украинская банковская система подошла к наиболее плачевному состоянию с момента создания: кризис затронул практически все банки независимо от их размера, источника акционерного капитала и специфики деятельности. По мнению аналитика инвестиционной группы "Сократ" Романа Сиротяна, основные проблемы, изменившие состояние банковской системы,– отток депозитов, ухудшение качества кредитного портфеля банков, связанное в первую очередь с девальвацией национальной валюты, а также резкий дефицит гривны в банковской системе. По данным НБУ, за январь активы банков уменьшились на 21,4 млрд грн, в первую очередь из-за снижения объемов кредитования на 11,47 млрд грн. В феврале выдача займов не возобновилась – и за два первых месяца года банки потеряли 16,064 млрд грн кредитного портфеля, что составило 2,2% от общего количества выданных средств. Продолжается также снижение депозитной базы: за два первых месяца года отток вкладов физлиц и предприятий составил 37,311 млрд грн, или 10,4% депозитного портфеля.

Зона риска
С начала 2000-х годов все составы правительства пытались получить поддержку электората, увеличивая социальные расходы. Повышение уровня благосостояния населения заинтересовало иностранные банки, которые стали приходить в Украину для активной работы в рознице. Иностранцы добились от бывшего главы НБУ Сергея Тигипко отмены запрета на кредитование в иностранной валюте населения, не имеющего подтвержденной валютной выручки. В погоне за долей рынка банки предлагали более низкие процентные ставки по валютным займам, перекладывая на заемщиков риски их удорожания. В итоге к 1 марта этого года из 264,094 млрд грн, выданных физическим лицам, 191,841 млрд грн (72,64%) составляли валютные кредиты. Несмотря на печальный пример американских банков, первыми пострадавших от обвала рынка subprime-ипотеки вследствие беспечной политики кредитования малообеспеченных граждан, украинские банкиры до середины прошлого года продолжали выдавать кредиты, не требуя от заемщиков документального подтверждения доходов. По оценкам коллекторских компаний, сейчас уже около 30% кредитов, выданных физлицам, являются проблемными, а рейтинговое агентство Standard & Poor`s ранее называло потенциально рисковыми 75% всех активов украинских банков.

Одной из главных причин нынешнего состояния национальной банковской системы, по мнению экспертов, является отказ от жесткой привязки курса гривны, который Нацбанк принял под давлением иностранных экспертов. Но если год назад ревальвация имела целью снижение инфляции и частично ее достигла, то осенняя девальвация была неконтролируемой. "Население не понимало таких скачков, и поэтому продуцировалось лавинообразное недоверие к гривне. Ведь когда человек каждый день, проходя мимо валютного киоска, видел один и тот же курс, он был спокоен",– говорит заместитель председателя правления одного из крупнейших банков. "Уход от жесткого курса к инфляционному таргетированию разрушает финансовую систему,– уверен советник министра экономики Сергей Яременко.– Ведь ни в одной, даже передовой, а теперь уже опрокинутой, экономике политика волатильного курса не дала положительного результата, хотя должна была бы сработать в тех благоприятных условиях".

Затягивание узлов
Продолжение массового изъятия депозитов и отсутствие источника адекватного пополнения пассивной базы приведет к коллапсу банковской системы. По словам участников рынка, большая часть депозитов вносилась до сентября на срок шесть-девять месяцев. Следовательно, к лету наступит время возвращать вклады, а это лишит ликвидности те крупные банки, которые пока еще хорошо себя чувствуют. "Все развивается по очень грустному сценарию для страны. Информационный шок весьма силен, и все инвесторы это хорошо видят",– констатирует управляющий партнер инвестфонда Icon Private Equity Кирилл Дмитриев. Мелкие банки, не успевшие глубоко уйти в розницу и ориентированные на бизнес своих акционеров, оказываются в более благоприятной ситуации. "При правильной дифференциации рисков, клиентской базы, кредитного портфеля небольшие банки имеют больший запас прочности за счет гибкости и маневренности, чем крупные учреждения,– считает председатель правления Агрокомбанка Александр Новиков.– Они могут пасть жертвой принципа домино и кризиса ликвидности неплатежей, но с точки зрения жизнеспособности они на порядок выше".

Проблемы неплатежей привели к тому, что на момент написания данной статьи в девяти банках уже была введена временная администрация и еще в трех находились кураторы от банковского надзора. По словам Александр Новикова, при введении администратора или куратора НБУ подключает в банке "особое автоматизированное рабочее место", позволяющее регулятору дистанционно контролировать все платежи. Однако улучшить ситуацию в кредитных учреждениях, за исключением Проминвестбанка, пока не удалось. Поэтому банкиры пытаются самостоятельно снизить задолженность своих заемщиков и внедряют различные схемы ее досрочного взыскания. Еще месяц назад некоторые крупные банки под разными предлогами изымали залоги у клиентов, даже на месяц просрочивших платежи по кредитам. Неофициально в банках эти действия поясняли желанием получить хоть какой-то актив, когда существует опасность, что на имущество заемщика может претендовать еще один банк по другому кредиту. Но от таких действий приходится отказываться, так как, помимо массовых возмущений клиентов, появляются и объективные сложности. "Возврат банку залогового имущества – автомобиля или квартиры – в данном случае не выгоден никому,– говорит старший юрист компании Integrites Анна Тищенко.– Спрос сейчас крайне низок, а стоимость имущества намного меньше его первоначальной стоимости, например, год назад. К тому же переоформление документов, поиск нового покупателя занимают много времени и в конечном счете не являются выходом из ситуации, когда около 80% кредитов – потенциально рискованные".

Меры принимаются
Видя нарастающие проблемы, правительство согласовало порядок поддержки банков, чьи акционеры неспособны самостоятельно удержать учреждения от банкротства. Разослав всем без исключения банкам предложения о вхождении в уставный капитал, Министерство финансов уже получило согласие от акционеров 60 кредитных учреждений. Пока отказались только банки, входящие в международные финансовые группы. "Мы все вежливо ответили Минфину, что сами способны капитализироваться",– отметил заместитель председателя правления ВТБ Банка Виталий Фишер. При этом в правительстве обсуждаются варианты создания на базе банков, которые будут национализированы, специализированных кредитных учреждений, ориентированных на финансирование ипотеки, аграрного сектора, кредитование мелкого и среднего бизнеса.

Банкиры предполагают, что из-за дефицита бюджета Кабмин решится финансировать только ограниченное количество банков, которых, по предварительным оценкам, будет не более 25. "Рекапитализированы будут первые, кто договорится с Кабмином",– считает Сергей Яременко. Но пока процедурные моменты рекапитализации не отработаны, Минфин не спешит с реализацией этой программы. "Правительству давно пора официально сказать: государство поддержит те или иные банки, иначе системе грозит коллапс,– уверен вице-президент инвесткомпании Dragon Capital Максим Нефьодов.– Сейчас же продолжается непродуманная и нерациональная политика. Это то же самое, как если бы хирург вместо того, чтобы резать, начинал рассуждать о том, как не оставить шрамов".

Поиск доверия
Для того, чтобы выжить, банкиры наконец-то готовы отказаться от заработков и взять на себя часть рисков своих клиентов. Банки вынуждены проводить реструктуризацию долгов и снижать долговую нагрузку на заемщика. "Мы сегодня даже идем на снижение процентных ставок, но в разумных пределах, потому что опускаться ниже себестоимости мы не можем",– уточняет Виталий Фишер. Банкиры считают, что уменьшение давления на заемщиков повысит доверие к банковской системе. "Сегодня это заемщики, а завтра они могут стать вкладчиками",– говорит председатель правления УкрСиббанка Сергей Наумов.
Банкиры не теряют оптимизма, что им удастся возродить доверие к системе. Главным позитивным шагом, с помощью которого этого можно достичь, они называют решение Нацбанка продавать заемщикам валюту по льготному курсу. "Позволяя заемщикам покупать валюту дешевле, мы значительно снижаем спрос на нее,– отметил Сергей Наумов.– Как только восстановили стабильный курс, у нас началось нормальное погашение кредитов и нет оттока депозитов. Население также должно понять, что стабилизировать ситуацию мы можем только вместе. Сейчас не то время, когда каждый сам за себя. Мы находимся на войне, и патриотизм играет далеко не последнюю роль".

Василий Горбаль: желание собрать все счета в госбанках уже прорисовывается в экономической политике правительства.

Девальвация гривны привела к системному кризису в финансовом секторе. О нынешнем состоянии банковской системы Ъ-Финансы рассказал член совета НБУ Василий Горбаль.
– Почему в последней редакции "Основных принципов денежно-кредитной политики на 2009 год" (далее – "Основы") нет прогнозного коридора курса гривны?

– Краткосрочный опыт невнесения в "Основы" параметров курсовой политики уже был в прошлом году и не оказал особых шоков. Мы повторили эту практику, понимая, что информация о курсовом коридоре является для рынка очень сенситивной, порождая опасные дискуссии по поводу корректности прогнозов курса. В стенах Нацбанка и на заседаниях совета НБУ были горячие дискуссии по поводу объективности бюджета, в котором приведены макропоказатели и курс гривны. Поэтому в текстовой части "Основ" совет НБУ отобразил риски, заложенные в бюджете, и вынес свои рекомендации как правлению НБУ, так и правительству. А в части констатации цифр, которые уже были доведены Кабмином, мы решили уйти от фиксации курса.

– А вы не считаете, что так вы убрали курсовой якорь для бизнеса, который ориентировался на позицию НБУ?

– Я всегда был последовательным приверженцем жесткого курса гривны, который является ценовым якорем для экономики, так как учитываю высокий уровень долларизации нашей экономики, степень ее тенизации, расчеты в которой зачастую осуществляются в иностранной валюте. Поэтому принятый советом отход от привязки курса к инфляционному таргетированию в нынешних условиях воспринимается как банальный пересмотр определенных параметров, когда ставится техническое задание правлению Нацбанку удерживать их. Это просто коррекция макропоказателей в зависимости от того, что произошло в экономике. Хотя все мы действительно готовились к гибкому курсу, говорили о либерализации валютного законодательства, о концепции нового валютного регулирования, расширении участников валютного рынка, но полноценной подготовки этих инициатив так и не произошло. Поэтому оказалось, что мы подошли к кризису с необходимостью вдруг либерализовать валютные взаимоотношения и "отпустить" курс. А то, что это произошло в условиях действия моратория на досрочную выдачу депозитов, привело к девальвации гривны и недоверию не только к ней, но и ко всей банковской системе.

– Требование "отпустить" курс гривны было одним из пунктов меморандума с МВФ при выделении фондом кредита. Почему нельзя было убедить МВФ не включать этот пункт, когда такое развитие событий было прогнозированным?

– На первой встрече банкиров в Нацбанке в октябре, когда стали видны очертания кризиса в финансовой системе, когда начался отток средств из банковской системы, этот вопрос обсуждался. Мне и другим участникам встречи казалось, что наши аргументы были зафиксированы в понимании тех, кто готовился к переговорам с МВФ, и стали бы хорошей платформой при обсуждении соглашения. Нужно было учитывать, что ситуация в Украине отличается от той же Турции, где присутствует недоверие к иностранной валюте. Однако мы допустили эти ошибки.

– От кого это зависело?

– Конечно, многое зависело от переговорной группы, в первую очередь от руководителя Минфина, представителей НБУ. Видимо, было очень сильным желание получить первый транш. Хотя, как показывает практика, и с МВФ можно вести достаточно жесткие прагматичные переговоры. Ведь уже ушел вопрос бездефицитности бюджета, тогда как он был очень резонансным в предыдущих дискуссиях.

– Сейчас, продавая валюту для погашения кредитов населением, Нацбанк пытается уйти от существования в стране нескольких курсов?

– Нацбанк пошел путем снятия в первую очередь социального напряжения. Почему-то мы возвращаемся к какому-то социализму в отношениях, когда удовлетворяются интересы населения и забывается бизнес. Во многих вещах мы пошли на поводу у улицы – и создается впечатление, что нам улица указывает на выход страны из кризиса, а не руководство страны. Мы очень остро реагируем на любую акцию протеста, она становится доминирующей в решении проблем. Хотя важные с точки зрения государства проблемы иных отраслей не сопровождаются массовыми акциями. Наверное, такое развитие ситуации связано с тем, что нет четкого антикризисного плана.

– У кого должен быть этот план? У Кабмина или Нацбанка?

– Он должен быть единым для этих институтов и иметь правильное информационное сопровождение.

– Вы верите, что такой план будет создан, с учетом того, что даже подписанный в прошлом году между Кабмином и Нацбанком меморандум был разорван через неделю?

– Если раньше я бы сказал что не верю, то сейчас я просто обязан верить, что такой план будет. Потому что страна переступила какую-то грань, за которой все понимают, что нужно объединять усилия для выхода из кризиса. У всех начинает срабатывать инстинкт самосохранения, даже у представителей бизнеса. Бизнес уже готов сам писать законопроекты и отсеивать некорректные лоббистские инициативы, выходить на открытые информационные площадки. А это говорит о многом.

– Насколько правительство способно решить проблему ликвидности банков, наполнив их капиталы своими ОВГЗ?

– Правительство уже дало ориентир банкам по возможности рекапитализации. Теперь необходимо провести расширенное заседание правления НБУ с участием экономического блока правительства, на котором детально проанализировать ситуации в каждом банке. Нужно получить не бумажный, а реальный, согласованный по срокам и финансовым возможностям ответ на проблемы, существующие в том или ином кредитном учреждении, получить ответ, насколько последовательны будут иностранные материнские банки в отношении финансирования своих украинских "дочек". К этому времени должны быть проанализированы все плюсы и минусы рефинансирования. Осуществить эту процедуру необходимо в очень короткие сроки и дать обществу ответ на все эти вопросы.

– Что это даст банкам?

– Мы должны видеть четкое развитие финансовой системы до конца года, тогда можно строить прогнозы и работать с вкладчиками. Руководству каждого банка нужно дать четкий ответ, насколько государство готово участвовать в рекапитализации его учреждения или будет стимулировать объединения с другими банками. Плохо, когда вся информация в отношении финансового сектора у нас передается недопринятыми решениями, проектами решений, которые никогда приняты не будут, либо слухами, которые услышаны у неплотно закрытых дверей. Мы должны принимать четкие решения и давать четкие ответы. Неправильно заслушивать в Кабмине выступления о создавшихся проблемах в том или ином банке. Ведь мы добились того, что до кризиса банковская система действительно была локомотивом экономики. А сейчас все заняты попытками вытягивания средств из банков, вместо того чтобы их спасать.

– Разве Кабмину сейчас не проще решать проблемы через два своих госбанка и перевести туда всех клиентов?

– Концепцию развития государственных банков до сих пор в Кабмине так и не обсудили, но желание собрать все счета в госбанках уже прорисовывается в экономической политике правительства. Проблема в том, чтобы такое указание выполнялось с умом. Но у нас те же беды, что и в России,– дураков много. Невозможно будет загнать всех клиентов в госбанки. Это перераспределение рынка, которое опять приведет к ухудшению ситуации в банковском секторе, тогда как необходимо сделать все возможное для его сохранения. Ведь без восстановления банковской системы невозможно восстановление экономики.

РУСЛАН Ъ-ЧЕРНЫЙ

Поделиться:

Похожие новости:
×