Присоединяйтесь к нам

Свяжитесь с нами (наш номер в мессенджерах: + 7 (921) 446-25-10)
×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

Бумажная лавина

05 февраля 2009 | "ЛIГАБiзнесIнформ"

К кризису сложно подготовиться заранее, но накопленный десятилетиями опыт преодоления рецессий, стагнаций, гиперинфляции, дефляции дает определенное преимущество правительству. Журнал "Контракты" напоминает, как Украина выходила из кризиса 90-х.

В начале 1990-х гиперинфляцию в Украине удалось преодолеть не монетарными инструментами, а ограничительными мерами.

Пока в Канаде в 1992 году печатали нашу будущую национальную валюту - гривню, украинское государство шло к мировому инфляционному рекорду. В 1992 году уровень инфляции превысил 2000%, а в 1993 году достиг своего антирекорда 10 255%.

Инфляция отчасти стала наследием кризисного состояния советской экономики, уже не справлявшейся с растущим дефицитом бюджета и сокращением объемов ВВП, темпы падения которого в 1990 году составили 2,4%. Отмена государственного контроля над ценами и, как следствие, подорожание энергоресурсов способствовали повышению стоимости остальных товаров. Удержать его правительству не удалось, так же как и перенаправить украинскую промышленность, работавшую на пол-Европы, на внутренний рынок.

Отечественная экономика фактически останавливалась, на денежном рынке не хватало рублей. Было решено ввести в обращение временную денежную единицу - купоно-карбованцы, которые к 1992-му полностью завладели рынком (рубли обменивались на карбованцы в отношении 1 к 1,45). Предполагалось, что новая валюта примет на себя удар непростой экономической ситуации, сложившейся в Украине.

"Дальше можно было действовать разумно, но у нас не было опыта работы в новых условиях, отсутствовали инструменты и институты для трансформации экономики. А власти занимались популизмом", - говорит президент Центра экономического развития Александр Пасхавер.

Поддержать сокращающееся производство, а также профинансировать дефицит казны правительство решило с помощью денежных инъекций (в основном за счет кредитов НБУ). Дефицит госбюджта в 1992-м превысил 12% ВВП, при этом затраты казны были почти на треть покрыты за счет ничем не обеспеченных денег. Эмиссия направлялась на пополнение оборотных средств предприятий, кредитование промышленности, финансирование АПК. В 1992 году она достигла 1 трлн.крб., а год спустя - 30 трлн.крб.

Выпуск неподкрепленной денежной массы провоцировал все больший рост цен. Денег все равно не хватало. Остановить промышленный спад тоже не удавалось. Объемы производства в 1994 году сократились в 2,5 раза по сравнению с 1990-м, а ВВП не превышал 60% от уровня 1991-го. Повышение цен вело к росту издержек предприятий, что требовало увеличения денежной массы. В 1993 году инфляция превысила 10 000%.

Для поддержания текущей ликвидности коммерческих банков НБУ выдавал кредиты, но происходило это в основном путем предоставления целевых займов непосредственно клиентам банков. Деньги попадали неплатежеспособным предприятиям, которые были не в состоянии их вернуть. Но для того чтобы поддерживать банки на плаву, приходилось снова выдавать кредиты. Нацбанку понадобилось два года, дабы убедить депутатов, что кредитовать сельское хозяйство и другие отрасли за счет дополнительного выпуска денег неправильно.

Снижения темпов инфляции до 500% удалось добиться только в 1994 году, после того как НБУ ужесточил монетарную политику и перестал напрямую кредитовать правительство. При этом бюджетные дотации и льготные кредиты промышленным предприятиям были ограничены, а бюджетникам сознательно задерживали выплату зарплаты. Кроме того, был установлен курс карбованца к доллару.

В 1994 году Нацбанк начал активнее использовать учетную ставку для регулирования денежного рынка, меняя ее (пять раз за год) в соответствии с колебаниями инфляции. В 1992-1993 годах за все время гиперинфляции ставку повышали всего три раза - с 80% до 240% (но из-за льготных кредитов она фактически оставалась на уровне 80% - значительно ниже уровня инфляции).

Параллельно НБУ заставил коммерческие банки устанавливать свои процентные ставки по кредитам в зависимости от изменений учетной ставки и повысил норму резервирования с 10% до 15%. Но эффект принесли все же ограничительные меры.

В 1995 году Национальный банк окончательно отказался от практики выдачи кредитов непосредственно предприятиям и прекратил выделять коммерческим финучреждениям средства для льготных займов. Регулятор начал проводить целевые кредитные аукционы по продаже займов банкам для кредитования предприятий, нуждавшихся в помощи государства. Объемы кредитования уменьшили, а список предприятий, получавших господдержку, сократили. Дефицит бюджета удалось снизить до 6,4% от ВВП.

Но только в 1996 году, когда индекс цен упал до 40%, украинское правительство посчитало, что экономика готова к полноценной денежной реформе и появлению нацвалюты (одну гривню обменивали на 100 тыс. купоно-карбованцев). Около двух лет курс держался на уровне 2 UAH/USD. Украина последней среди всех стран бывшего Советского Союза завершила денежную реформу.

По материалам сайта Liga Online

Поделиться:

Похожие новости:
×