Присоединяйтесь к нам

Свяжитесь с нами (наш номер в мессенджерах: + 7 (921) 446-25-10)
×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

Подзаконотворчество. ГКЦБФР не захотела серьезно отнестись к определению инсайдерской информации

01 февраля 2007 | ineko-invest.com

ГКЦБФР наконец-то определилась с тем, информацию какого содержания следует относить к инсайдерской. Параллельно Комиссия своим решением (которое вступит в силу с 1 октября этого года) "слегка подправила" само определение инсайдерской информации, данное Законом "О ценных бумагах и фондовом рынке". "Правовой Аспект" уже писал о проекте этого акта (см. материал "Инсайдеров превратят в аутсайдеров"), поэтому сейчас стоит рассмотреть некоторые "неувязки", допущенные разработчиком.

Пусть решение ГКЦБФР и не слишком качественное, но после вступления его в силу привлечь к уголовной ответственности любителей "инсайда" будет легче


Согласно буквальному тексту закона, "інсайдерська інформація - будь-яка неоприлюднена інформація про емітента, його цінні папери або правочини щодо них, оприлюднення якої може значно вплинути на вартість цінних паперів". В то же время "інформація щодо оцінки вартості цінних паперів та/або фінансово-господарського стану емітента, якщо вона отримана виключно на основі оприлюдненої інформації або інформації з інших публічних джерел, не заборонених законодавством, не є інсайдерською інформацією".

А определять, какая именно информация принадлежит к инсайдерской, в соответствии с Законом должна ГКЦБФР. При этом любому внимательному читателю должно быть очевидно, что ГКЦБФР определяет именно перечень сведений, которые могут быть отнесены к инсайдерской информации в случае их соответствия указанным в Законе признакам. И давать самостоятельное определение самому понятию "инсайдерская информация" Комиссия не вправе (поскольку это уже было сделано законодателем). Однако текст решения ГКЦБФР начинается словами: "Визначити, що до інсайдерської інформації належить інформація, передбачена пунктами 1.1 - 1.3 цього рішення, до моменту її офіційного оприлюднення шляхом, передбаченим законодавством". Речь даже не в превышении полномочий. Просто в результате получилась извращенной сама идея инсайдерской информации - информации, которая недоступна большинству участников рынка. Если информация стала доступной всем, она уже не является инсайдерской, поскольку ее использование не дает решающего преимущества одному из конкурентов. Поэтому утверждение о том, что информация будет признаваться инсайдерской (со всеми вытекающими последствиями) даже после ее публичного разглашения (к примеру - на пресс-конференции), выглядит достаточно странно.

Получается, что решение не отображает положений Закона, на основании которых оно разрабатывалось. В результате обнародование через публичные источники, не запрещенные законодательством(момент, с которого информация перестает быть инсайдерской), превратилось в официальное обнародование. Этот вопрос наводит на грустные размышления о тщательности, с которой готовятся обязательные для всех акты.

Сотрудникам ГКЦБФР не удалось увидеть разницы между простым и официальным обнародованием



Что касается самих сведений, отнесенных к "инсайду", то в утвержденном перечне нет информации о возбуждении дела о банкротстве эмитента и вынесении определения о его санации, которая присутствовала в проекте решения. В остальном Комиссия пошла по пути наименьшего сопротивления - к инсайдерской отнесена та информация, которая подлежит подаче в ГКЦБФР и обнародованию эмитентом. Это не совсем соответствует требованиям Закона. Из его текста следует, что законодатель ожидал от Комиссии определения того, какая информация об эмитенте, ценных бумагах и сделках с ними значительно влияет на стоимость ценных бумаг. ГКЦБФР же указала в перечне инсайдерской только информацию об эмитенте (плюс - о листинге ЦБ), явно не предусмотрев всех сведений, способных значительно повлиять на стоимость ЦБ. То есть даже приблизительное разграничение существенной/несущественной информации (с точки зрения оценки ЦБ) проведено не было.

Определяя инсайдерскую информацию, ГКЦБФР вошла в противоречие с Законом "О ценных бумагах и фондовом рынке". Так, согласно прямому указанию Закона, опубликованная не в официальном порядке информация не может быть отнесена к инсайдерской с момента обнародования через любой источник, не запрещенный законодательством. А согласно решению Комиссии такая информация будет инсайдерской до момента ее официального обнародования. Что касается перечня сведений, которые относятся к инсайдерской информации, то Комиссия, не напрягаясь, отнесла к ней те сведения, относящиеся к деятельности эмитента, которые он должен раскрывать согласно требованиям законодательства.

Такой подход не сможет стать барьером для использования настоящей инсайдерской информации (которая на развитых рынках чаще касается необнародованных планов эмитента, а не показателей его финансовой отчетности), но позволит привлекать должностных лиц компаний к ответственности за разглашение служебной информации.


--------------------------------------------------------------------------------

Генеральный директор компании "Инэко-Инвест" Олег Морква так прокомментировал утвержденный ГКЦБФР документ: "На мой взгляд, Комиссия согласно Закону Украины "О ценных бумагах и фондовом рынке" была обязана разработать нормативный документ, который касается инсайдерской информации, и она его разработала. Но как бы ни боролись с инсайдерской информацией, она использовалась и будет использоваться в той или иной форме как в Украине, так и во всем мире всегда. Не думаю, что что-то кардинально изменится у нас в стране только с принятием данного документа. Тем не менее должностным лицам эмитентов действительно необходимо быть более внимательными в том, когда, где и какую информацию можно предавать огласке. В противном случае до того момента, пока информация, которая касается квартальных, годовых финансовых результатов, структурно-реорганизационных изменений у эмитента, не будет обнародована, но станет известна вне предприятия, ее можно будет отнести к инсайдерской информации, а это чревато для ответственных лиц неприятностями".

"Правовой Аспект" №17(412) от 31.01.2007

Поделиться:

Похожие новости:
×