Присоединяйтесь к нам

Свяжитесь с нами (наш номер в мессенджерах: + 7 (921) 446-25-10)
×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

Экономические перспективы 2007-го и риски государственной экспансии

16 января 2007 | "Зеркало недели"

Перспективы социально-экономического развития Украины в 2007 году, вследствие эскалации напряженности между президентом и правительством, будут определяться и формироваться не в экономической сфере, а прежде всего в партийно-политической, что неизбежно приведет к принятию нерациональных, экономически необоснованных решений. Вопреки правильным и привлекательным декларациям, звучащим сегодня из разных центров принятия государственных решений, нет практически ни одного стратегически важного вопроса или направления политики, где бы власть заявила согласованную позицию и так же согласованно начала ее реализовывать. Тем самым множатся риски потери положительных тенденций экономического развития Украины в кратко- и среднесрочной перспективе.

Политика
против экономики

После избрания президента прошло почти два года, новое правительство работает уже более четырех месяцев, однако мы так пока и не получили ответа на стратегически важный вопрос — какую экономику строим. Лозунги о «социально-рыночной системе», а также «инновационно-инвестиционной модели развития» не несут в себе никакого смысла, поскольку оторваны от социально-экономических реалий и, по сути, лишь подтверждают отсутствие у власти внятного видения экономических возможностей, потребностей и перспектив. Вместо этого усиливаются противоречия в выработке экономических решений. Так, на центральном уровне:

— множатся центры формирования политической «истины в последней инстанции». На эту роль сегодня претендуют президент, парламент, правительство и, в равной степени, оппозиция, причем каждый выстраивает под себя собственную общенациональную сеть;

— расширяется практика едва ли не автоматического, без должного анализа затрат и выгод, принятия парламентом решений в экономической сфере, вносимых правительством;

— усиливаются тенденции перманентного (вплоть до антагонистического) противостояния между ветвями власти, с угрозами бойкота исполнения принятых решений.

Противоречивость в выработке экономических решений присуща и правительственному уровню. Так же, как и в 2003—2004 годах, его экономическая политика подчинена Министерству финансов, а государственные институты, ответственные за выработку и принятие экономических решений, фактически обязаны обслуживать задачи указанного министерства, подавляющее большинство которых связано с текущим выполнением бюджета (что является следствием совмещения функций министра финансов и первого вице-премьера). Три года назад подобная тактика приносила некоторые позитивные результаты, однако нынешняя ситуация кардинально иная. Не только в связи с отсутствием единого (в тот период — президентского) центра властных решений, но и ввиду значительно большей экономической открытости страны, расширения предпринимательства. А значит, возобновление фискальной централизации приведет к снижению результативности мероприятий экономического развития и ухудшению экономической свободы (для украинского бизнеса). Вероятно, как недопустимо совмещение законодательных и исполнительных функций, так же нецелесообразна фискальная консервативная вертикаль в исполнительной структуре власти.

Следствием указанных противоречивостей является усиление тенденций включения механизмов ценового администрирования и вмешательства в рынки. За примерами далеко ходить не приходится. Это:

— ценовое регулирование на бензиновом и продовольственном рынках (через подписание меморандумов о снижении оптовых цен и ограничение торговых надбавок, что по своей сути ничем не отличается от централизованного ценообразования);

— усугубление ситуации в тарифной политике, прежде всего в жилищно-коммунальной сфере, с перекладыванием ответственности на местные органы власти за результаты такой политики;

— торговые ограничения для отдельных отраслей и сфер (подобно экспортнозерновой).

Понятно, что в рамках такой политики ни один рынок не застрахован от попыток администрирования на нем, а значит, сегодня у бизнеса нет оснований ожидать повышения независимости и свободы в принятии экономических решений. Как нет и возможности долгосрочного планирования деятельности. Тем самым усиливается противоречие на третьем уровне выработки и принятия решений — противоречие между властью и бизнесом. А расформирование Совета предпринимателей это противоречие лишь усугубляет.

Если в ближайшее время власти не удастся ограничить практику подготовки законодательных и нормативных документов «под себя» (исходя лишь из политической целесообразности и места во властной иерархии), вовлечь в процессы выработки решений критически настроенную оппозицию, обеспечить действенный публичный контроль результативности и эффективности реализации принятых решений, то вполне можно говорить о предкризисном состоянии института выработки решений и наряду с этим о высоких рисках достижения и обеспечения позитивной экономической динамики в 2007 году.

Испытание макроэкономической устойчивости

В последние годы положительная макроэкономическая динамика формировалась благодаря постоянному росту уровня потребления вследствие значительного повышения заработных плат и социальных трансфертов, а также экспортной экспансии (прежде всего, металлургии и химии, которые имели существенные конкурентные преимущества из-за доступа к дешевым энергоносителям).

Оба указанных фактора в 2007 году не будут столь выразительными. Так, повышение стоимости импортируемых энергоносителей приведет к значительному инфляционному давлению (превышающему правительственный прогноз), что вместе с наметившимся сдерживанием доходов приведет к снижению реального благосостояния большинства украинских семей. Более того, в условиях инфляции неизбежно сократятся как приобретение товаров долгосрочного пользования, так и темпы роста сбережений в банковской системе, что, в свою очередь, ограничит совокупный спрос.

В равной степени не следует ожидать улучшения внешнеэкономической динамики. Хотя на 2007-й политически задекларирована стабильность цен на импортируемый газ, однако по-прежнему высокой остается вероятность нового ценового витка в случае, если Россия будет «разочарована» определенными внешнеполитическими действиями Украины, а также вследствие неизбежных политических изменений в Средней Азии.

В то же время налицо некоторые негативные явления в структуре украинского экспорта. Так, еще несколько лет назад металлургическая и химическая промышленности рассматривались как «крепкие» экспортоориентированные отрасли, а текстильная и АПК последовательно расширяли экспортный потенциал. Но сегодня лишь черная металлургия сохраняет положительную динамику (хотя и здесь динамика наращивания экспорта начинает уступать показателям роста импорта) — другие отрасли уже имеют отрицательное торговое сальдо.

Очевидно, стоимость товарного импорта будет продолжать расти за счет повышения энергетического импорта, формируя значительный дефицит торговли товарами (за десять месяцев 2006 года товарный дефицит превысил 4,64 млрд. долл.). Вместе с тем, экспорт услуг, прежде всего в газотранспортной сфере, который в предыдущие годы значительным образом «компенсировал» затраты на потребление газа в стране, в краткосрочной перспективе существенно не увеличится (вследствие фиксации стоимости транзита газа через территорию Украины). Так что следует ожидать в будущем году дальнейшего ухудшения внешнеторгового сальдо.

Впрочем, отрицательное торговое сальдо не представляет угрозы для макроэкономической стабильности в Украине, и сегодня не видно факторов, указывающих на сложности с его финансированием. Во-первых, страна имеет значительные валютные резервы (объем которых — 21 млрд. долл. — достигает четырех-пяти месяцев ожидаемого импорта). Во-вторых, продолжится приток инвестиционных капиталов (прежде всего в финансово-банковскую сферу, рынки недвижимости и через приватизационные каналы).

Однако власти, привыкшие в последние годы рассматривать положительное торговое сальдо как критерий «успешности» экономической политики, могут возобновить практику поддержки отдельных категорий производителей. Тем самым перед Украиной вновь возникнут риски не только администрирования вокруг валютного курса, но и возобновления давления на центральный банк в направлении льготного кредитования (прежде всего, через создание нового специализированного банка «реконструкции и развития»). Наряду с расширенными государственными кредитными гарантиями, подобные неэффективные «заботы» власти о бизнесе лишь подвергнут макроэкономическую среду испытанию на устойчивость.

Сигналы для бизнеса?

Уже сегодня украинский бизнес без энтузиазма воспринимает властные намерения и не спешит демонстрировать высокие экономические результаты. Так, индекс объема промышленной продукции (в показателях, сравнимых с предыдущим годом), достигнув к августу значения 105,4, по сути, остается на том же уровне (105,6 за 11 месяцев). Убытки убыточных предприятий (а таких в Украине 35%) к ноябрю достигли 17,1 млрд. грн. (что в 1,4 раза больше по сравнению с 2005 годом). Уровень реальной заработной платы с августа снизился на 4%, хотя темпы роста ВВП в указанный период оставались положительными. А бизнес-опросы указывают, что украинские предприниматели весьма осторожно воспринимают властные сигналы. Они продолжают занимать выжидательную позицию, стремясь лучше уяснить дальнейшие намерения власти.

Среди важнейших сигналов — настойчивые правительственные намерения восстановить специальные экономические зоны (без упреждающего законодательного или нормативного определения критериев их формирования и анализа функционирования), а также государственные кредитные гарантии. Хотя первый из механизмов был изъят из бюджетного процесса, а объемы второго существенно ограничены, однако не вызывает сомнения, что попытки их восстановления и расширения в ближайшем будущем продолжатся. Кроме того, само их появление является подтверждением намерений вручную перераспределять финансовые потоки (в пользу отдельных экономических агентов), снижать регулярные доходы бюджета (вследствие льгот) и увеличивать расходы (выполнение кредитных гарантий).

В этой же плоскости — усиления государственного вмешательства и влияния — лежит решение, направленное на монополизацию рынка морских портов Украины, — объединение последних в единый государственный концерн «Укрморпорт». При этом совершенно игнорируются риски, связанные с попытками объединить предприятия, ориентированные на разные товарные и финансовые потоки, разных торговых партнеров, разный уровень инфраструктуры, что неизбежно приведет к необходимости «корректировки» государством соответствующих потоков, перекрестного субсидирования, ограничения хозяйственной самостоятельности. Результатом подобной монополизации может стать появление еще одного «нафтогаза» без особых выгод для бизнеса, но с расширяющимися проблемами государственного управления.

В таких условиях бессмысленно ожидать общего снижения фискального давления, в то время как конкурентной экономике требуется совершенно иное — недопущение необоснованных преференций или решений, которые ограничивают свободу экономического выбора. Поскольку преференциальные условия для отдельных предприятий (групп) и/или отраслей «консервируют» производственную систему, а значит, снижают конкурентные возможности, замедляют структурные преобразования, становятся барьером для интеграционных процессов.

Расширение государственного влияния вероятно и в сфере собственности. Хотя на 2007 год задекларирована достаточно амбициозная программа приватизации, сохраняющаяся неурегулированность прав собственности, своеобразный подход к приватизационным конкурсам, намерение удерживать под государственным контролем приватизированные предприятия не позволяют утверждать о росте приватизационной и инвестиционной привлекательности. Если в первой половине 2005 года негативное влияние на инвестиционный климат и деловую среду оказывали реприватизационные намерения, а характерным признаком 2006-го (особенно после парламентских выборов) стало так называемое рейдерство, то «фишкой» 2007-го, вероятно, станет приватизация предприятий вместе с приватизацией земельных участков, где расположены такие предприятия. Учитывая, что большинство таких участков принадлежат государству, которое не отличается прозрачностью своих решений, но отягощено бюджетными потребностями, можно утверждать о наличии высоких рисков формирования новых схем по перераспределению привлекательных активов.

Таким образом, в 2007 году следует ожидать дальнейшего усиления участия государства в экономической деятельности, что, во-первых, подвергнет макроэкономическую среду испытанию на устойчивость, во-вторых, неблагоприятно скажется на принятии бизнесом самостоятельных рациональных экономических решений.

Страна должников

Неожиданностью экономической политики коалиционного правительства стал активный выход Украины на внешние долговые рынки: за три последних месяца внешний долг страны вырос более чем на 1,5 млрд. долл.

Вместе с тем необходимость и целесообразность таких объемных внешних заимствований не очевидна и не выглядит достаточно обоснованной. Так, осенью на счетах правительства только в НБУ находилось 14—16 млрд. грн. — вполне достаточный показатель для финансирования расчетного дефицита. Кроме того, неоправданным является, по сути, отказ от внутренних облигаций (к первой декаде декабря их было размещено на 1,4 млрд. грн., при том что объем погашения ОВГЗ составил 4,4 млрд. грн.).

Следует признать, что сегодня внешние заимствования для Украины дешевле, чем внутренние. Тем не менее, во-первых, это справедливо лишь в условиях стабильного курса и низкой инфляции (ухудшения которых будет требовать увеличения изъятия гривневых ресурсов для обслуживания внешних долгов). Во-вторых, тактические соображения (относительно низких стоимостных показателей внешних заимствований) лишь консервируют неудовлетворительный уровень внутренних финансовых рынков, поскольку ориентация на внешние заимствования замедляет развитие внутреннего рынка заимствований, лишает участников фондового рынка адекватного ориентира стоимости капиталов, уменьшает возможности для диверсификации инвестиционных портфелей, а также ухудшает возможности центрального банка в управлении предложением денег.

Тем не менее не внешний государственный долг сегодня закладывает значительные риски для перспектив устойчивого развития. В условиях экономической открытости происходит стремительный рост корпоративных внешних долгов. Так, в структуре валового внешнего долга (который к октябрю 2006-го достигал 45 млрд. долл.) доля госдолга составляла 25,7% общего объема, банковских долгов — выросла до 21,5%, а долгосрочных обязательств небанковских корпораций — до 25,6%.

Понятно, что государству не следует ограничивать доступ бизнеса к зарубежным заимствованиям. Однако требуется четкая и взвешенная система контроля за долговой позицией таких государственных монополистов, как НАК «Нафтогаз Украины». Ведь хотя подобные корпоративные долги не относятся к государственным, тем не менее в случае финансовых осложнений и угрозы дефолта государство вынуждено будет выполнять его (государственного монополиста) обязательства.

Напомним, что среди факторов разрастания азиатского кризиса 1997—1998 годов были именно высокие внешние «дешевые» заимствования крупных корпораций, поддерживаемых государством. Тем самым, хотя внешний государственный долг является незначительным (14—15% ВВП) в общей долговой позиции Украины (50% ВВП), риски накопления долгов государственных предприятий (в том числе через так называемые кредитные гарантии) значимы для обеспечения финансовой устойчивости.

Еще более значимые долговые риски формируются внутри страны. Обострение долговой ситуации происходит, по сути, во всех сферах и на всех уровнях экономики. Так, задолженность по заработной плате удерживается на уровне 1 млрд. грн., задолженность населения по оплате жилищно-коммунальных услуг достигла 6,16 млрд. грн., а, в свою очередь, задолженность предприятий коммунальной теплоэнергетики за потребленный газ составляет 933 млн. грн. Ясно, что удорожание газа до 130 долл. лишь ухудшит состояние расчетов и финансовые показатели. К этому следует добавить просроченные задолженности перед бюджетом, бюджетные задолженности по возмещению НДС, кредиторскую и дебиторскую задолженности и т.п., которые также возрастут при расширении механизмов кредитных гарантий.

Так что сегодня Украина стоит на пороге роста взаимоувязанного и взаимозависимого долгового бремени, способного уже в ближайшем будущем существенным образом повысить финансовые риски и усилить депрессивное давление на всех экономических агентов.

Итак, экономические перспективы 2007 года сопряжены с серьезными противоречиями и проблемами. Высокий уровень государственной экспансии, усложняющий принятие бизнесом независимых экономических решений, плюс непрозрачные преференциальные условия для отдельных экономических агентов, усиление долгового бремени на всех уровнях экономики, умноженные на политическую слабость власти, создают высокие риски потери позитивной экономической динамики.

Василий ЮРЧИШИН (Центр Разумкова)

Поделиться:

Похожие новости:
×