Присоединяйтесь к нам

Свяжитесь с нами (наш номер в мессенджерах: + 7 (921) 446-25-10)
×
Для отправки сообщения требуется регистрация.
Пожалуйста, перейдите в форму регистрации или авторизуйтесь на сайте.
×
Ваш запрос отправлен. В ближайшее время с вами свяжутся менеджеры Cbonds. Спасибо!

Разногласия между Нацбанком, Минфином и Минэкономики не способствуют стабилизации финансового рынка

16 мая 2005 | Контракты

Мартовская инфляция и апрельский обвал доллара - серьезное испытание для новой власти. Эти факторы - не просто минус в актив правительства и Нацбанка. Они продемонстрировали отсутствие единства и четкого распределения ответственности в команде экономических рулевых.

Сам себе режиссер

Комментируя резкое укрепление гривни, председатель Нацбанка Владимир Стельмах и министр экономики Сергей Терехин дружно рассыпались во взаимных обвинениях. Главный банкир вменил в вину главному экономисту раскручивание курсовых ожиданий, привлекших в страну спекулятивный капитал. Министр, с начала года выступающий за переход к более гибкой курсовой политике, раскритиковал Нацбанк за резкую ревальвацию.

Отправная точка конфликта - сфера влияния. Терехин заявляет, что Нацбанк стремится заниматься не только монетарной политикой, но и вопросами экономики. Стельмах в свою очередь раздражен вмешательством Терехина в монетарную политику.

Своя позиция у министра финансов Виктора Пинзеника. Давний друг и соратник Терехина с курсовой политикой Нацбанка публично не спорит, однако, комментируя отдельные монетарные вопросы, порой ставит Нацбанк в неловкое положение. К примеру, после заявления Пинзеника о том, что для общества важен не курс, а инфляция, главному банкиру страны пришлось долго рассказывать, что никаких резких курсовых колебаний больше не будет.

В целом, как жалуется Стельмах, <министр финансов говорит одно, премьер, отвечающая за бюджет, говорит другое. Министр экономики, который практически ни за что не отвечает, говорит третье>. Пока <семь нянек> упражнялись в риторике и отстаивали свой метод борьбы с инфляцией, цены росли. Рекордная мартовская инфляция побудила президента Виктора Ющенко выразить недовольство работой Минфина, Минэкономики и Нацбанка.

Если за курсовую стабильность отвечает Нацбанк, то ответственность за ценовое равновесие в отечественном законодательстве не прописана. Поэтому немудрено, что в тройке главных экономистов страны запутались, где заканчиваются функции Нацбанка и начинаются Минэкономики и Минфина. Но если сейчас все ограничивается обменом критическими выпадами и противоречивыми комментариями, то в случае дальнейшего прогресса инфляции поисками слабого звена займутся премьер и президент.

Поиск крайнего

Первый претендент на роль крайнего - Сергей Терехин. Еще в начале года министр посоветовал Нацбанку перейти к более гибкой курсовой политике, привязать гривню к корзине валют и укрепить ее. Терехин одним из первых озвучил курсовой прогноз 5,0 UAH/USD, за что попал под шквал критики НБУ и его подопечных.

Стельмах возмущается, что такими заявлениями министр услужил западным спекулянтам, тут же ринувшимся покупать украинские гособлигации. К слову, допуск нерезидентов на рынок ОВГЗ - давний камень преткновения между Нацбанком и Минфином. Портфель ОВГЗ объемом в $1 млрд в руках нерезидентов опасен тем, что нерезиденты в любой момент могут продать эти бумаги. Стельмах считает, что такой момент, а заодно и валютные риски вероятны ближе к выборам.

Председатель НБУ обвиняет министра экономики и в раскручивании инфляционных ожиданий - прогнозировании инфляции на уровне 11-15%, если Нацбанк не отпустит курс. Поэтому можно предположить, что если обесценивание доллара торможению инфляции не поспособствует, промах повесят на Терехина. Мол, исправляя оплошность словоохотливого министра, Нацбанк нечаянно обесценил сбережения граждан и навредил экспортерам.

После комментария Терехина о том, что <Нацбанк сам не понимает, что делает>, резко укрепляя гривню до 5,05 UAH/USD, Стельмах в долгу не остался. Он заявил, что министр экономики предлагал укрепить гривню до... 4,55 UAH/USD. Интересно, что, посетовав на вмешательство отдельных ведомств в вопросы валютно-курсовой политики, Стельмах пустился в пространные рассуждения о том, как удешевить мясо и рыбу. Впрочем, министр аграрной политики вряд ли обиделся бы. Он тоже в свое время взял на себя ответственность, обвинить банки в сговоре против аграриев.

Стельмаху роль крайнего вряд ли грозит. Несмотря на все абсурдные заявления о том, что граждане, имевшие долларовые депозиты, выиграют от обесценивания доллара, потому что переведут свои сбережения в гривневые, и на возросший после апрельских потрясений авторитет предшественника нынешнего главы НБУ - Арсения Яценюка. В момент курсовой паники главный банкир не побрезговал пообщаться по телефону с Арсением Петровичем, ныне вице-губернатором Одесской области. Учитывая нынешний статус Яценюка и скандал с его уходом из Нацбанка - беспрецедентный поступок со стороны Стельмаха.

Главный козырь председателя Нацбанка - огромное доверие президента. Поэтому проекты постановления об отставке Стельмаха, аналогичные инициативе депутата Тараса Чорновола, поддержки не найдут. Кроме того, у мудрого и опытного банкира на крайний случай тоже есть отговорка: укрепляя гривню, Нацбанк следовал букве закона, то есть бюджета. А то, что в бюджете прописан среднегодовой курс 5,1 UAH/USD - это уже головная боль министра финансов.

Пинзеник резкими заявлениями не отметился. В Верховной Раде главный финансист демонстрировал свою непричастность к обвалу доллара, однако нахваливал идею Нацбанка, оперируя оценками влияния денежной базы на инфляцию. Пинзеник расписал масштабную эмиссию денег через валютный канал как причину роста и розничных, и оптовых цен. А Стельмах вскоре заявил, что причин для монетарной инфляции в первом квартале не было - излишняя денежная масса была связана резервными требованиями и депозитными сертификатами.

Пугают противоречивость и непоследовательность высказываний и действий. Нельзя не согласиться с аргументами Терехина относительно необходимости более гибкого курса и отмены привязки гривни к самой нестабильной на сегодня валюте - доллару. Рациональное зерно без труда можно отыскать и в заявлении Пинзеника о том, что курсовая политика должна подчиняться цели удержания инфляции.

Стельмах же разъяснил, что кроме одноразовой ревальвации гривни до 5,05 UAH/USD, в валютной политике ничего, по сути, меняться не будет, поскольку прекращение интервенций чревато дальнейшим обвалом доллара. Вот и будет Нацбанк продолжать все ту же масштабную эмиссию через валютный канал. Экономия 25 копеек на каждом долларе позволит ежемесячно выпускать в оборот примерно на 300 млн грн меньше, чем ранее. Изменит ли это радикальным образом ситуацию? Вряд ли.

Финансисты против экономистов

Президент убедительно попросил Нацбанк, Минэкономики и Минфин скооперироваться для борьбы с инфляцией. <По моему убеждению, Министерство экономики и Нацбанк могут успешно посоревноваться и обеспечить выполнение показателей оптовых и розничных цен, близких к прошлому году>, - заявил Ющенко. Соревнование, по-видимому, как раз и имеет место. <С Пинзеником и Терехиным у нас ежедневное оперативное общение. При этом получается: двое - за, один (Терехин) - против>, - признался Стельмах.

Терехин неоднократно высказался за формализацию отношений экономического блока правительства и Национального банка путем подписания меморандума. Формально разграничить функции данных ведомств действительно пора. Поскольку если Пинзеник, Терехин и Стельмах будут продолжать двигать экономику каждый в свою сторону, то инфляция будет и <ныне там>, превышая предельно допустимые значения.

Учитывая начало выплат повышенных пенсий и зарплат, а также сохраняющееся напряжение на рынке мяса, апрельская инфляция вряд ли составит озвученные Юлией Тимошенко 0,8%. И инфляция, и замедлившийся рост ВВП показывают, что <одноцветная> команда из трех выдающихся экономистов еще не залог макроэкономической стабильности.

Поделиться:

Похожие новости:
×